Пошук


Меню сайту

Форма входу
Реєстрація
  




Радимо переглянути















   
Інші події

Конкурси для учнів

Конкурси для вчителів











Онлайн всього: 10
Гостей: 10
Користувачів: 0


Головна » 2010 » Листопад » 23 »
19:57
Александр Адамский,
кандидат педагогических наук,
доктор философии образования
Образовательный оброк
Самой авангардной идеей в современном образовании становится идея моделирования будущего.
А самой консервативной, если не сказать реакционной, – идея стандартизации прошлого.
Борьба этих двух идей скорее всего и определит в ближайшем будущем развитие или застой образования не только в России, но и в мире.
При этом совершенно очевидно, что отсутствие развития – это не только застой, но и развал системы образования. Потому что если школа не становится иной, если школа в течение долгого времени остается такой, как была, она перестает быть школой. Не выдерживает конкуренции. Другие образовательные институты: массовая культура, средства информации, мода, искусство, улица, политика, огромное количество «образовательных мест» – привлекают и образовывают детей гораздо больше и эффективнее, чем школа. А она превращается в образовательный оброк, в детскую дань вредным условностям взрослого мира – бесполезное многолетнее принудительное сидение в школьных стенах считается условием вхождения в культуру.
В этом великий и трагический парадокс развития образования в наше время. Великий, потому что требует радикальных перемен, а трагический, потому что осознать его можно, только поставив под сомнение успешность собственной образовательной деятельности, а иногда и судьбы.
В конце двадцатого века все острее ощущается кризис главной педагогической догмы, существовавшей со средних веков: научное мировоззрение – основа образования. Что такое учебный предмет? Это сколок с той или иной науки. Этот ход – учебный предмет как сколок с науки – был инновационным четыреста лет назад, когда в школьном образовании бал правили схоласты, и современники Коменского сильно страдали от того, что в разных школах учили разному содержанию. Этот страх был оправданным тогда, но он выглядит совершенно нелепым сегодня, когда в нашей жизни, кроме компьютера и телевизора, есть еще реальное смешение языков, традиций, одежд, всего, что только можно смешать.
Люди построили мир, в котором человеку открыта любая культура, язык, любое знание, – многокультурный мир. И научное мировоззрение оказалось слабой основой для мультикультурного содержания образования – учебный предмет, устроенный, как трамвайный маршрут с заранее известными остановками и направлением и рассчитанным временем движения, безнадежно устарел. И попытки разделить образовательные системы на когнитивную, или гуманистическую, или развивающую, или природосообразную, без разделения содержания образования – на то, которое основано на учебном предмете, и иное – неэффективны. Потому что, снова повторим, наука перестала быть основой содержания образования, а это значит, что учебный предмет перестал быть главным материалом для успешной, безопасной и счастливой жизни человека.
Можно по-прежнему жить по своим внутренним правилам образовательного учреждения – ставить хорошие отметки, выдавать аттестаты, без которых дальше учиться нельзя, принимать в университет, там учить студентов и выдавать дипломы, без которых никуда не устроишься работать... И еще два-три поколения будут с нами, деятелями образования, в это играть.
Но мир меняется, и люди хотят, чтобы аттестат зрелости или диплом университета обеспечивал им счастливую жизнь, а не соответствие глупым стандартам, установленным профессорами для облегчения своего господства, для безраздельного педагогического насилия над учениками и студентами.
 
Проблема не в том, что мир меняется. Проблема в том, что он меняется очень быстро
Еще в конце XIX века можно было сказать, что существенные перемены в мире происходили медленно. Люди наблюдали за переменами и не слишком их опасались.
Но уже в середине двадцатого века стали говорить о том, что период великих перемен стал сравним с периодом жизни одного поколения!
Для школы и вообще образования это еще не было трагедией. Время жизни одного поколения – все-таки достаточный срок, чтобы коренным образом перенацелить подготовку и повышение квалификации учителя, написать новые учебники и устроить жизнь школьника, уклад школы по-новому. И если бы такая цель была нами поставлена, если бы мы уже тогда, в середине пятидесятых, в начале шестидесятых, заметили эту угрозу и стали работать в этом направлении – сейчас было бы чем похвастаться. А мы вместо этого стали наращивать способы усвоения традиционных программ, основанных на уходящем научном мировоззрении, стали заниматься оптимизацией, улучшением, повышением качества обучения – тратить силы и ресурсы на уходящую натуру образования.
Но конец ХХ века, совершенно ожидаемо, преподнес нам новый подарок: время радикальных перемен в экономике, социальных отношениях, в науке, во всем стало не только сравнимо, оно стало меньше, чем период образования, меньше, чем цикл обучения в школе.
Первоклассник приходит в школу при одной социокультурной ситуации, а заканчивает – при совершенно другой. Мир меняется теперь быстрее, чем мы могли бы менять содержание образования, если бы системно и целенаправленно этим занимались. Но мы и не думаем это делать!
Наоборот, в конце двадцатого века нам в голову пришла средневековая мысль стандартизировать учебные предметы, учить всех всему одинаковому, и не только в школе, но и в вузе. Более того, школьные стандарты мы решили принять законом, а потом наказывать тех, кто им не соответствует.
Понятно, что при этом реальные перемены в жизни окажутся отчужденными от школы, ученика и учителя.
Великое достижение стандартизации – перемены в мире станут не нужны образованию. Нетрудно предсказать, что в этом случае система образования станет ненужной человеку.
Да ведь стандартов-то нет! С 1992 года тужатся-тужатся, задурили учителям головы, но сделать хоть что-то приемлемое не в состоянии. И не будет, потому что вавилонская башня образования построена, уже построена и, слава Богу, а «крутить кино» обратно, возвращая разноплеменную образовательную действительность в дикий образовательный феодализм, уже никто не в состоянии.
А что же делать?
Хороший вопрос, вот мы и обсудим его в следующей главке.
 
Идея моделирования будущего
В чем состоит идея моделирования будущего? И чем она отличается от привычного для всех родителей лозунга обучения знаниям, умениям и навыкам?
Внешне тезис звучит просто: если перемены стали основным содержанием жизни, то именно перемены являются основным содержанием образования.
Заметьте: основным, а не единственным.
Никто не призывает уничтожить знания, умения, навыки как материал образовательных программ.
Никто не считает, что закон Ома, стихи Пушкина, теорема Пифагора или правила арифметики лишние.
Никто не считает, что все это не следует знать.
Никто не предполагает, что умение решать тригонометрические уравнения, навыки письма и счета и даже знание того, какова структура дождевого червя, не являются частью обучения.
Являются.
Но современное содержание образования отличается от средневекового тем, что в нем традиционный учебный материал становится не целью образования, а средством, материалом моделирования того знания, которое наступит завтра.
Изменилась предметность образования. Ближайшая будущая человеческая жизнь стала предметностью образования. А способности, позволяющие человеку эту ближайшую будущую человеческую жизнь себе представить, стали результатом образования. Готовность счастливо жить в мире, который меняется быстрее времени жизни. Готовность принять другого, не похожего на тебя человека, и жить с ним в мире. Готовность уступить и согласиться, а не убедить и настоять на своем. Готовность считать знанием то, чего мы еще не знаем.
Чего сегодня не знаем такого, что может быть в ближайшем будущем?
Мы не знаем, что такое гражданское общество.
Мы не знаем, что такое рыночная экономика.
Мы не знаем, что такое правовое государство.
...Есть два способа освоения понятия «деятельность». Первый способ: изучить весь материал об этом понятии. Второй способ: организовать собственную деятельность и затем, рефлексируя свои действия, построить в своем сознании понятие «деятельность». Можно ли построить деятельность, не зная, что это такое? Для этого и нужен взрослый, учитель – не для того, чтобы рассказать, что такое деятельность, а для того, чтобы помочь ее организовать. И помочь ученику отрефлексировать ученические действия.
Современный учитель помогает ученикам сделать то, что они каждый сам по себе сделать не могут.
А средневековый учитель помогает ученику сделать то, что сам учитель делает уже очень хорошо, а вот ученик этого еще не умеет.
В этом вся разница: средневековый учитель контролирует и оценивает результат ученического действия, а современный учитель помогает ученику отрефлексировать учебное действие.
Такая педагогика – педагогика высоких образовательных технологий.
Такая педагогика выводит образование из границ обучения и делает, например, социальную проблематику содержанием образования. Мы уже писали о федеральной экспериментальной площадке в селе Нововаршавка – ученики и учителя сельской гимназии взялись за возрождение села в омской глубинке. А в Карелии есть Коткозерская сельская школа, в которой, как и в Нововаршавке, изменение сельской жизни стало содержанием образования. А в красноярской 124-й начальной школе таким содержанием стала архитектура школы: дети меняют пространство школы, ломают и строят стены, переставляют мебель, строят арки... При этом и в Сибири, и в Карелии, и в московской школе «Эврика-Огонек» ученики осваивают «программные» знания по сопричастности как необходимый материал для выполнения более значимой задачи – изменить жизнь или создать произведение. В этом творчестве и моделируется будущее, детская инициатива – это прототип гражданской инициативы, права ребенка в школе – это завтрашнее правовое государство. Ведение школьного хозяйства родителями с утверждением школьного бюджета, с правом вести переговоры с властями – это школа завтрашних отношений с государством, с рынком.
В Кировском районе Красноярска решили открыть школу попечителей. Не торопиться открывать попечительские советы, а создать сообщество родителей-попечителей. Для этого решили пригласить самых влиятельных граждан города в школу... учиться быть попечителями. Чтобы потом отдать им школьную власть. Затея рискованная, но зато точно можно сказать: если она удастся, то дети школ, в которых будут родители-попечители, получат урок гражданского, а не бюрократического управления... не только школой – управления жизнью. И, может, понятие «местное сообщество» станет в будущем частью их и нашей жизни.
 
Школа будущего
Это очень популярный штамп – «школа будущего». При этом имеется в виду, что это такая школа, которая показывает, какими будут школы в будущем.
На самом деле есть еще один, на наш взгляд, более содержательный смысл школы будущего. Современная школа должна быть школой, создающей будущее, такая школа – это проект будущего, его модель. Модель тех отношений, которых мы хотим, проект такого управления страной, которого мы хотим, это уровень жизни, которого мы хотим в будущем, качество школьной жизни, это то, как мы хотим жить завтра.
Но хотим мы этого или нет, любая наша школа и вся система школьного образования – это школа будущего.
Раньше нам говорили: какое общество, такая и школа.
Сегодня мы говорим: какая сегодня школа, таким будет завтра общество.
Если будет.

Переглядів: 695 | Додав: Управління_освіти
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]

Ми в соцмережах
       






Інформаційний партнер
Науково-педагогічна бібліотека Миколаєва

Сайти навчальних закладів

Корисні посилання






























































Управління освіти Миколаївської міської ради © 2016