Пошук


Меню сайту

Форма входу
Реєстрація
  




Радимо переглянути















   
Інші події

Конкурси для учнів

Конкурси для вчителів











Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0


Головна » 2010 » Квітень » 10 » Что предпочитают образовательные верхи и чего хотят педагогические низы?
20:35
Что предпочитают образовательные верхи и чего хотят педагогические низы?

Птичкина Анна Олеговна,

учитель английского языка

Аннотация. Выполняя один из многочисленных тестов по английскому языку, автор, педагог с тридцатилетним стажем, наткнулась как-то на фразу: «He wanted to make his plan foolproof» (дословный перевод: «Он хотел сделать свой план защищенным от дурака»), и сразу подумала о нашей системе образования. Ведь английское: «foolproof» - это то, что настолько хорошо продумано, что просто не может работать неверно. Невольно возник вопрос: можем ли мы сказать, что система образования в России настолько планомерна, надежна и удобна? Все это и подтолкнуло автора, отнюдь не претендующего на лавры аналитика, высказаться о современных тенденциях развития образования «изнутри», с точки зрения рядового учителя.

 

Всем известно китайское проклятие: «Не дай вам бог жить в эпоху перемен», но мало кто знает его продолжение: «если вы не сможете воспользоваться преимуществами этих перемен». Каковы же преимущества современных реформ в образовании и умеем ли мы ими правильно пользоваться?

Несомненно, за последние годы появилось немало нового, перспективного. Школы вводят инновационные системы обучения, завоевывают гранты, приобретают на них необходимое оборудование для освоения новых информационных технологий, которые, в свою очередь, позволяют сделать процесс обучения более интенсивным, интересным и современным. Сегодняшний ученик заметно отличается от того, которого мы учили двадцать лет назад. Это, как правило, визуал, владеющий компьютером и имеющий доступ в Интернет. Железный занавес давно открылся, современный старшеклассник вольно или невольно сравнивает то, что находилось по обе стороны этого занавеса.

Учителю, в свою очередь, уже не удержаться на плаву с помощью только опыта и старых знаний. Приходится постоянно учиться, овладевать компьютером. Вначале под нажимом, а потом начинаешь понимать, насколько компьютер и Интернет расширяют границы познания, упрощают работу, помогают правильней организовать свою деятельность. На определенной ступени ты осознаешь, что благодаря информационным технологиям улучшились твои взаимоотношения с учениками, возникло взаимопонимание. Ты видишь, что подростки уважают твое желание познавать новое, хотя не всегда понимают, насколько трудно в пятьдесят лет преодолеть технофобию и боязнь нечаянно сломать дорогостоящую аппаратуру.

«Правовое» и «бюрократическое» - разные понятия

Интеграция в мировое экономическое сообщество сделала актуальным знание иностранного языка на уровне компетентного пользователя. Редкий старшеклассник, даже у нас, в провинции, не побывал хотя бы раз за границей. Все это повышает мотивацию к изучению иностранного языка. Никогда раньше мы не учили английскому языку так хорошо. На определенный период учителям поверили, развязали руки, дали почувствовать свободу. К сожалению, теперь снова начинается политика «закручивания гаек».

Часто хорошие идеи и инновации в России не срабатывают именно потому, что система не продумана до конца. Доходя до низов, она извращается и обрастает горой ненужных бумаг и формальностей. Взять хотя бы грант Президента в рамках приоритетного национального проекта «Образование». Очень приятно было получить эту награду. Но… не учли одну маленькую деталь: налог, который составляет 13000 рублей. В 2006 г., при вручении гранта, налог не взяли. Но в 2008 г. налог вычли, почти два месяца пришлось сидеть без зарплаты. Ладно мы, пусть провинциальные, но городские. А как учителя сельских школ, где зарплата учителя часто является основной статьей семейного дохода? Если мы хотим доверия и поддержки нашим новым инициативам, законам и грантам, то все должно быть продумано до мелочей, все должно быть foolproof, чтобы, даже дойдя до низов, просто не могло бы работать неверно или быть использовано неправильно.

Грант породил балльную систему оценки качества работы учителя. Баллы - это просто и удобно, всегда есть причина для обоснованного отказа, дескать, не хватило баллов. Наверное, в случае разовых и необязательных наград трудно придумать что-то другое, необходимы четкие цифровые критерии. Однако очень скоро, недолго думая, эту систему механически перенесли на оценку качества работы учителя вообще. Ныне для подтверждения категории мы тоже обязаны набирать баллы, высчитывать проценты и документально все подтверждать горой заверенных справок. В результате бюрократизация образования достигла своего апогея. Никогда за тридцать лет работы в школе не приходилось собирать такого огромного количества справок, печатей и подписей, как за последние три года. Это необходимо, говорят нам, так как мы живем в правовом государстве. Но «правовое» и «бюрократическое» - разные понятия.

Бывший директор нашей школы в ответ на просьбу приобрести что-нибудь для кабинета обычно задавал вопрос: «А способствует ли это улучшению образовательного процесса?» Давайте спросим рядового учителя, способствует ли улучшению учебного процесса бесконечное собирательство справок, ксерокопий дипломов и грамот, своих и ученических, для различных конкурсов, грантов и подтверждения категории? Думаю, большинство скажет твердое «нет».

Мы долго и старательно убирали «человеческий фактор», чтобы он не влиял на результаты экзаменов и проверок. Кажется, это нам вполне удалось. Человека не стало, осталась сумма баллов - одна у доски, вторая за партами. Постепенно система образования превратилась в погоню за процентами, дипломами, местами. Чтобы получить высшую категорию, нужно иметь ежегодно победителей областных олимпиад. Нонсенс. Сколько победителей областных олимпиад? Три! Значит, только три учителя достойны высшей категории? А если ты не работаешь в старшем звене?

Кто участвует в олимпиадах? Ученики, причем одни и те же, поскольку побеждать в олимпиадах, особенно областного и общероссийского уровня, дано не каждому. Принцип «Главное - не победа, а участие» канул в прошлое. Способный ученик один, а учителей у него много, и всем нужно пополнять свой бездонный портфолио. В результате десятиклассник больше двух месяцев (октябрь - ноябрь) работает без выходных, так как олимпиады проводятся по воскресеньям, а он участвует в олимпиадах по истории, обществознанию, английскому языку, праву, экономике и т.д. Добавьте к этому различные дистанционные олимпиады и конкурсы, за которые начисляются отдельные баллы, и поставьте себя на место старшеклассника, у которого двадцать один предмет в расписании, репетиторы и заочные подготовительные курсы в институт. При этом даже грамоту получить за олимпиаду в последнее время стало проблемой. Так, грамоты за олимпиаду конца 2007 г. выдали в мае 2008 г. Теперь, для набора необходимых учителям очков, мы собираемся втянуть детей в олимпиадные гонки с более раннего возраста.

Однако нужно отдавать себе отчет в том, что олимпиады и воспитание - чаще всего вещи трудно совместимые. Не будем лукавить, далеко не всегда все на них бывает честно и справедливо. Цитирую одного из учеников: «Олимпиады - это один большой лохотрон». Грубовато, но доля правды в этом есть.

Никто не призывает отменить все олимпиады и конкурсы, но нельзя судить о работе учителя по их результатам, пора ограничить зависимость педагога от случайных побед одного-двух вундеркиндов. Если уж оставлять критерии и баллы для подтверждения категории, необходимо хотя бы объединить предметные олимпиады и прочие конкурсы в один критерий и учитывать не только победы, но и участие учеников. Плюс к информатизации нам бы еще гуманизацию системы образования.

Чтобы получить высшую категорию, требуется набрать в виде справок и ксерокопий 105 баллов из 131 возможных. Почему именно 105? Кто придумал эту цифру? На основании каких диагностик, каких научных исследований? Авторы проекта не указаны.

Психологи говорят, что, если на человека взвалить слишком много, он либо с ума сойдет, либо ничего делать не станет. Однако, чтобы набрать заветные 105 баллов, учитель должен уметь и успевать все. Классное руководство, кабинет, ежегодные научно-методические работы, публикации, выступления, курсы очные и дистанционные, участие в конкурсах всех уровней как самого учителя, так и его учеников. То есть он должен быть мастером на все руки. «Jack of all trades» по-английски. Только у английской пословицы есть продолжение: «Jack of all trades is a master of none». Оказывается, Джек, который мастер на все руки, не владеет хорошо ни одним ремеслом. Так нужно ли нам возвращаться к натуральному хозяйству?

Должно существовать определенное разделение труда, чтобы у педагога оставалось время и силы для основной работы - обучения и воспитания обычных средних учеников. Пусть один учитель хорошо готовит к олимпиадам, а другой участвует в дистанционных эвристических конкурсах. Нет никакой необходимости ежегодно выискивать у себя инновации и писать лженаучные трактаты, которые никто не читает и которые по большому счету никому не нужны. Необходимо разграничить понятия «грант» и «категория». Зачем заставлять людей, получивших грант, проходить всю процедуру на подтверждение категории? Чтобы не оставалось времени на работу? Или опять из недоверия?

Насколько объективны «обезличенные» цифровые данные? Например, эффективность воспитательной работы по предмету определяется по количеству учеников, посещающих студии и факультативы, их должно быть более 30%. То есть каждый третий должен посещать предметную студию или факультатив, а предметов больше двадцати. Спрашивается, сколько студий и факультативов должен посещать один ученик после 7-9 уроков по расписанию? Не менее семи. Вы считаете, это реально и разумно? Прочитайте названия этих студий: подготовка к ЕГЭ, подготовка к олимпиадам и т.д. Где здесь воспитание?

Научить или уличить

В педагогике, так же как и в медицине, должен действовать принцип: «Не навреди». Мне лично однажды рейтинговая система причинила большую боль. Давно, еще в 1999 г., наши психологи привезли из Санкт-Петербурга новомодный рейтинг учителей, который проводился путем опроса учеников. Итоги повесили в учительской. Я долго их не читала, не доверяя подобным экспериментам над живыми людьми и вполне уверенная в своем классе, где царила взаимная любовь и согласие. Затем один коллега намекнул, что там что-то неладно, второй, потом директор школы настоятельно советовал ознакомиться с результатами и задуматься.

Ознакомилась. 2,3 балла по десятибалльной системе. Ровно столько же, сколько у учительницы, над которой все открыто смеялись и которую не уважали. Ночь думала, а утром пришла в класс и расплакалась: «За что? Объясните мне, в чем я не права, что делаю не так? Как можно учесть ошибки, если не знаешь, какие вопросы были заданы?» Школьники растерялись, говорили, что это все какая-то ошибка, что они все ставили высший балл. Звучали и выглядели совершенно искренне. Выяснить, что же произошло на самом деле, не удалось. Психолог был в длительной командировке, администрация сказала: «Не заметили». Не заметили, что классный руководитель и преподаватель профильного предмета получил такие низкие баллы. Зачем тогда рейтинг? Понимаю, что глупо, но больше месяца после этого с трудом заставляла себя входить в любимый класс. Конечно, это просто частный факт, теперь у нас совершенно другая администрация, другой подход к людям и атмосфера дерзания и творчества.

Не навреди. Довелось увидеть, как учительнице из нашего города не подтвердили высшую категорию. Очень хороший человек и педагог, руководитель городского методобъединения учителей биологии, всем готова прийти на помощь, но работает она в обычной средней школе, где основной контингент, прямо скажем, не очень одаренный. Соответственно, где брать победителей олимпиад и высокий средний балл по успеваемости? Не набралось нужного количества баллов. На нее было жалко смотреть: «По живому режут!» Действительно, по живому, без наркоза. Если и останется человек в школе после такой «операции», то только потому, что в нашем провинциальном городке другой работы не найти, особенно когда тебе за сорок. Правда, энтузиазма в работе поубавится.

Не навреди. Балльная система часто наказывает добросовестных и самоотверженных педагогов, которые зря пятерку не поставят и молчать подобострастно перед начальством не станут. Точно так же, как в театре у актеров бывают свои амплуа, в школе есть определенная категория учителей, которым по привычке дают самые трудные классы, потому что знают, что они не бросят, справятся. Но это не коррекционные классы, и учителей «обсчитывают» на общих основаниях.

В последнее время часто говорится о необходимости ситуации успеха для учеников, и с этим нельзя не согласиться. Все помнят и часто цитируют лозунг педагога-демократа В.Ф. Шаталова: «Ученик должен учиться победно!» Но может ли неуспешный учитель создать эту ситуацию успеха? Начинать надо с учителя, помочь ему поверить в себя.

Спросите, что нам не хватает? Не только денег, нет, хотя они бы не помешали. Не хватает доверия и уважения. По традиции существует определенная презумпция виновности учителя. Во все времена советская, а позднее российская школа работала «на проверяющего». Вдруг придет проверка? Что вы им предъявите? Как вы докажете, что не зря зарплату получаете? Неважно, помогает это вам в работе или мешает, но где диаграммы, графики, диагностика и мониторинг и их письменный анализ? И проверяющие приходят, часто и много. Не зарастает народная тропа в школу для комиссий и надзоров.

Побочный продукт бюрократизации - балломания, процентомания и тестомания в самом учебном процессе. На международной конференции в США, выступая перед учителями из Америки, Канады, России, Украины, я начала свое выступление со слов: «Работая в старшем звене, мы делаем тысячи тестов, горы тестов. Я ненавижу тесты». Раздались дружные аплодисменты. Оказывается, и за рубежом не всех устраивает тестовая система контроля знаний, а уж тем более воспитанности. Компетенции и компетентность - очень популярные понятия в современной дидактике. Однако мы не заполняем пропуски и не выбираем варианты А, В, С в реальной жизни. Чем удобны баллы? Считать легко и просто, проверять быстро, и комиссии всегда есть, что показать. Главная цель тестов, процентов и баллов - уличить, а не научить и уж тем более не воспитать. Мы постоянно пытаемся выверить алгеброй гармонию. Тестовая система последовательно вытесняет духовность из гуманитарных предметов.

Ученики не роботы, ученики - живые люди

Если честно и откровенно говорить о системе образования, то именно системы в образовании в настоящий момент нет. Система - это должно быть нечто последовательное и предсказуемое. Работая в выпускных классах, невозможно ничего спланировать и предсказать. Материал к экзаменам в девятом классе пришлось переписывать и раздавать три раза - все приходили разные инструкции. За лето приготовилась к работе в одиннадцатом классе из расчета на экзамены в традиционной форме, где второй вопрос - защита проекта на английском языке. Зачем проект, не знаю. Предстояло подготовить 23 проекта, потому что коллективные проекты не принимаются, только индивидуальные. Убили массу времени в первом полугодии. Потом проекты пришлось забросить, потому что начало лихорадить с ЕГЭ. То два обязательных, то пять, то шесть. Затем оказалось, что в традиционной форме английский сдавать нельзя, только в форме ЕГЭ. Окончательно определилось все только в марте. Началась спешная подготовка к четырем-пяти экзаменам в форме ЕГЭ. И без того запутавшиеся выпускники синели и зеленели от растущих в геометрической прогрессии нагрузок. После этого мы говорим о здоровьесберегающих технологиях?

Учителя оказались в очень затруднительном положении. Как готовить учеников к ЕГЭ, если сами ничего не знаем? Из более чем 200 часов курсов повышения квалификации, пройденных в предыдущем году, только 4 часа были посвящены ЕГЭ по английскому языку, причем в устаревшем формате. Естественно, пришлось покупать книжки, какие возможно было найти, искать в Интернете, и все равно без ответа осталась масса вопросов. ЕГЭ - это не чье-то личное, это государственное дело. Ученики не роботы, ученики - это живые люди. Людей желательно учить и делать это лучше постепенно, компетентно, со знанием дела. В нынешнем году каждый четвертый выпускник сдал ЕГЭ по математике на «двойку». Представитель ФИПИ, давая интервью по телевидению, сказала: «Ну что ж, зато мы получили реальную картинку, вот так у нас обстоят дела на самом деле». Но на этой реальной картинке - реальные люди.

Так почему ЕГЭ стал камнем преткновения? Почему так много недовольных? Во-первых, не созданы условия для успешной сдачи этого экзамена. В принципе, успешная сдача интересует учеников, учителей и родителей. Поэтому здесь цель с одной стороны - научить, с другой - научиться. А вот цель составителей и организаторов в другом - уличить. Уличить учителей в том, что они плохо работают, а учеников в том, что они, мягко говоря, не очень умные.

Согласно новым законам, прежде чем ввести какую-то инновацию, необходимо создать условия и найти ресурсы.

А как насчет главной инновации сегодняшнего дня - ЕГЭ? Нет учебников, которые реально готовили бы к ЕГЭ. Имеются в виду не только сборники учебно-тренировочных материалов ФИПИ, а именно учебники. Плохо подготовлены организаторы и проверяющие, из-за этого возникает много вполне справедливых апелляций по процедуре проведения экзамена. Надо учесть, что далеко не все подают апелляции, кто-то просто боится - впереди еще четыре ЕГЭ, кто-то, просто очень скромный и порядочный и не желает подводить организаторов. Не принимаются замечания по содержанию КИМов. А зря. Они не всегда безупречны.

Учителя не подготовлены совсем. Для учителей, начинающих работу в старшем звене (10-11-й классы), нужно заранее проводить курсы по подготовке к ЕГЭ. Курсы должны проводить компетентные, осведомленные во всех вопросах ЕГЭ специалисты. Сделать это тоже очень трудно, потому что нет плановости, нет системы, нет предсказуемости. Заканчивая учебный год, учитель должен знать, какие экзамены и в какой форме ученики будут сдавать в конце следующего учебного года. Крайний срок - октябрь нового учебного года. Недопустимо окончательно определяться с итоговой аттестацией в феврале-марте.

Нужно не менять систему, ее нужно создать

Прежде чем менять систему, нужно ее создать и отработать сверху донизу. Не успели приспособиться к новой форме итоговой аттестации по иностранному языку - ее снова собираются менять, а точнее, усложнять. Аргумент: «чтобы не натаскивали». Что значит натаскивать? Система сдачи экзаменов на Первый кембриджский сертификат, которая во многом послужила прототипом ЕГЭ по английскому языку, существует уже больше двадцати лет. Возможно ли натаскать учеников на данный экзамен? Ни в коем случае. Формат один, содержание разное. Допустим, мы учим детей плавать кролем, а в конце года будем сдавать 200 метров брассом. Чтобы не натаскивали? Или весь год будем учить вязать, а на экзамене попросим сшить платье. А потом будем обсуждать вопиющий факт, что каждый четвертый у нас не умеет шить.

Иногда создается впечатление, что составители ЕГЭ просто не работали с нормальными детьми или основательно забыли, как это делается. Нужна небольшая остановка, период не застоя, а стабильности. Чтобы оглянуться назад, прислушаться к народу, проанализировать недостатки, постараться их учесть и исправить. Неплохо было бы организовать хорошо налаженную обратную связь, не боясь критики и не устраивая «охоту на ведьм». Тогда, возможно, волна недовольства немного утихнет.

В последнее время много говорится об авторских правах. А как насчет авторских обязанностей? Бывает стыдно перед учениками за российские учебники и учебные пособия, в которых встречаемся с опечатками, ошибками, неточностями. Какую ответственность несут составители подобных пособий? Кто и каким образом контролирует валидность и корректность выпускаемых учебных пособий? Да, появился Федеральный перечень учебников, «рекомендованных» Министерством образования и науки РФ. Рекомендация немедленно превратилась в приказ использовать только данные учебники и запрет использовать что-либо за пределами данного списка.

Нельзя пользоваться зарубежными учебниками. Почему? В них нет ничего антироссийского, зато есть все для подготовки к ЕГЭ, замечательные аутентичные задания по всем видам речевой деятельности и практически нет опечаток. Мы говорим об интеграции в европейский рынок, а сами запрещаем учителю работать по современным учебникам. Так как у нас школа с углубленным изучением английского языка, нам не разрешается работать по учебникам для общеобразовательных школ, а в федеральном перечне для одиннадцатого класса вообще нет учебника по английскому языку для профильного уровня.

Свобода - это осознанная необходимость. Очень трудно осознать необходимость использования устаревших учебников, когда рядом красочные, полные учебные комплекты с CD и DVD, составленные с первого по одиннадцатый класс. Еще труднее объяснить необходимость запретов на такие комплекты ученикам, которые посещают частные английские школы, где преподаватель волен выбрать нужный ему курс.

Возникает давно назревший и актуальный вопрос, который задают себе многие учителя английского языка. Не лучше ли, вместо того чтобы следовать старинному российскому принципу «стращать и не пущать», дать возможность педагогам разного уровня легализоваться и провести качественную экспертизу имеющихся учебных комплектов, а также учебных пособий по подготовке к ЕГЭ во всероссийском масштабе? Пользы от этого будет намного больше, чем от ежегодного написания так называемых научно-методических работ, которые никто не читает и которые опять же пишутся во славу баллов и процентов.

***

Конечно, мысли, изложенные в данной статье, - это всего лишь личная точка зрения автора. Она не так пессимистична, как может показаться. Можно было бы, из расчета на приз, взять какую-то отдельную инновацию и написать научным языком хвалебную статью во славу ее по сравнению со старым и отжившим. Но умный руководитель поймет. Нельсон Мандела однажды сказал, что лидеру нет необходимости окружать себя подхалимами. Несмотря на преобразования в системе образования, у нас и низы могут, и верхи, надеюсь, хотят работать хорошо. Наладим взаимодействие между теми и другими - система будет работать более четко и слаженно, все будет foolproof. А проблемы - они были, есть и будут. Ведь они и существуют для того, чтобы их решать


Категорія: Педагогічна кухня | Переглядів: 937 | Додав: Управління_освіти
Всього коментарів: 1
1  
С большим волнением прочитала Вашу статью. У меня на следующий год аттестация, и я предвижу все её негативные последствия. Вы правильно отметили,, что условия сегодняшней аттестации способны лишь убить учителя и посеять в нём неуверенность в собственных силах. Я являюсь руководителем ГМО учителей ин/яз уже несколько лет и вижу, как учителя ожидают аттестации как какого-то дамоклова меча, как они её боятся и в каком психологическом кризе пребывают при наличии перспективы её прохождения. В прошлом году отказались проходить аттестацию все учителя иностранного, за исключением только одной учительницы, каким-то образом рискнувшей пройти эту экзекуцию. А ведь учитель должен воспринимать аттестацию как стимул и перспективудля дальнейшего роста, как вдохновение для дальнейшей работы. Боюсь, то, что сейчас происходит при аттестации, убьёт учителей ин/яз окончательно: у нас последние учителя уходят из школ при наличии хотя бы малейшей перспективы устроиться на какую-нибудь другую работу, и в школах нашего городка (Шарыпово, Красноярский край) остаются лишь только пенсионеры. Молодые учителя в школу не идут, а если и идут, то удерживаются самое большее 4-6 месяцев.Прогнозы совершенно неутешительные! Неужели в образовательных верхах никого не интересует такая угрожающая обстановка?

Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]

Ми в соцмережах
       






Інформаційний партнер
Науково-педагогічна бібліотека Миколаєва

Сайти навчальних закладів

Корисні посилання






























































Управління освіти Миколаївської міської ради © 2016