Пошук


Меню сайту

Форма входу
Реєстрація
  




Радимо переглянути















   
Інші події

Конкурси для учнів

Конкурси для вчителів











Онлайн всього: 13
Гостей: 13
Користувачів: 0


Головна » 2011 » Липень » 2 » Грызть гранит или наслаждаться захватывающими приключениями?
16:09
Грызть гранит или наслаждаться захватывающими приключениями?
Б.М. Бим-Бад,
  действительный член (академик) Российской академии образования,
доктор педагогических наук, профессор,
создатель "Российского открытого университета",
преобразованного позже в "Университет Российской
академии образования"
Есть такая волшебная сила. К чем более склонны дети — к развлечению или увлечению, к труду или к игре? - Риторический вопрос.
Есть такая сила на свете, которая способна, не развлекая, увлечь детей трудом сложного и напряженного научного познания.
Это даже не сила, а силища. Она дает подлинные основы наук — все самое главное в них. Изобилие сообщаемых ею сведений легко и прочно запоминается.
Она приучает к серьезному раздумью над научными проблемами. Развивает мышление, позволяет глубоко усвоить общеучебные умения и навыки.
Как она этого добивается? Не делая трудное легким, она сводит сложное к простому и ясному. Это бесконечно важно. Одно из главных побуждений к занятию наукой, по словам Альберта Эйнштейна, состоит в том, чтобы «адекватным способом создать в себе простую и ясную картину мира". Наука при этом сближается с искусством (М. Волькенштейн. Красота науки // Наука и жизнь, 1988. № 9. С. 15).
Она живописует драматические страницы борьбы человечества за истину, захватывающие своим интеллектуальным напряжением.
Нет, не перечисляет она достижения науки и техники, не знакомит только с конечными результатами человеческой мысли и опыта, но вводит в самый процесс исследовательской работы, показывая постепенное преодоление трудностей и поиски верного метода.
Читатель, наверное, понял, что речь у нас сейчас идет о научно-популярной, научно-художественной и научно-фантастической литературе для детей разного возраста.
Грызть гранит или наслаждаться захватывающими приключениями? Формула Симона Львовича Соловейчика — учение с увлечением — (у него есть замечательная книга под этим названием) по-прежнему актуальна. И сегодня школьная премудрость не так часто вызывает восторг у школьников. Не потому, что основы наук трудны для понимания, а потому, что весьма часто они подаются как нечто далекое от реальной жизни, бесчувственное, абстрактное.
Оказывается, математика, физика, химия, биология — это не занудство и не скукота, а здóрово и понятно. Чтобы изучение наук не превратилось в зазубривание сухих правил, а стало любимым занятием, нужно совсем немного — открыть интересную книгу. Есть книги, которые превращают учебу в захватывающее приключение.
Да, да. Существует точная и притом увлекательная наука. Яков Исидорович Перельман (1882 – 1942), популяризатор физики, математики и астрономии, один из основоположников  увлекательной науки, объяснял, почему так важна научно-художественная литература (она-то и играет роль «волшебной палочки»).
Я. И. Перельман говорил о том, что зачастую человек рано утрачивает драгоценную способность удивляться, а именно она побуждает интересоваться вещами, не затрагивающими непосредственно нашего существования. Постепенно все то, что занимало человека, когда ему были новы все впечатления, становится привычным и перестает привлекать внимание.
Между тем, познавательный интерес служит своеобразным трамплином к  познавательной деятельности. Он является опорой эмоциональной памяти, средством запоминания особенно трудных разделов и тем учебных курсов. Им мобилизуется внимание и волевые усилия.
Это богатое своими последствиями чувство удивления вызывают у юных читателей лучшие научно-популярные книги.
Удивление влечет за собой вопрошание и, наоборот, неотразимые вопросы вызывают к жизни удивление привычным. Поэтому великие популяризаторы науки начинают диалог с читателем с «цепляющих» вопросов.
«Почему вода тушит огонь? - Один мой знакомый ответил: "Тушит потому, что мокрая и холодная". Да ведь керосин тоже мокрый и холодный, а попробуйте керосином огонь потушить! Нет, лучше не пробуйте: придется пожарных звать. Видите, вопрос простой, а ответить на него не так-то легко.
А бывают ли стены из воздуха? Почему хлебная мякоть вся в дырочках? Почему по льду нельзя кататься на роликовых коньках, а по полу нельзя – на беговых коньках?
О вещах, которые нас окружают, мы знаем очень мало. Да и спросить часто бывает некого" . (Михаил Ильин. Рассказы о вещах).
За вопросами следуют полезные диалоги. Например, такие.
"Что общего между тобой и солнцем? Или между рыбой и морем, в котором она плавает? Или между кошкой и забором, на котором она сидит? Ты скажешь: смешные вопросы! Конечно, рыба совсем не похожа на море, кошка на забор, а ты на солнце. Не похожи - это верно. Но я ведь спрашивал о другом - что между ними общего. Общее есть. Люди и солнце, кошка и море состоят из одних и тех же веществ.
Странно, правда? И все же это так. Великой волшебнице природе хватило девяноста двух простых веществ, чтобы создать все живое, что есть на земле, и саму землю, на которой мы живем, и воздух, которым дышим, и луну, и солнце, и планеты.
Эти девяносто два простых вещества называют элементами.
А три четверти элементов - металлы. Их около семидесяти.
Опять странность - почему так много? Мы с тобой ведь не металлические и дерево тоже не металлическое?.. Конечно. Но в нашем теле, и в дереве, и в травинке десятки разных металлов. Каждого понемногу, а для жизни все они необходимы.
Элементов – девяносто два. А живых существ – самых разных животных, растений – много миллионов. Неживых веществ - камней, газов, металлов, жидкостей – тоже великое множество. Как же это получилось? Дело в том, что девяносто два вещества по-разному, в разных количествах между собой соединяются и образуют уже не простые, а очень-очень сложные вещества." (Александр Ивич. 70 богатырей.)
Очевидное невероятное в научной фантастике. Возьмем, к примеру, рассказ Герберта Уэллса "Человек, который мог творить чудеса”.
"Ночью, когда Фодерингей (герой рассказа, получивший на время возможность осуществлять любые свои желания) осушал болота и превращал местных пьяниц в трезвенников, время шло очень быстро, и его приятель посоветовал ему остановить время, то есть прекратить вращение Земли.
— Перестань-ка вращаться, Земля! — сказал он.
В следующий миг он летел вверх тормашками по воздуху со скоростью несколько десятков километров в минуту. Но, невзирая на то, что каждую секунду он делал несчетное число оборотов, мысль его продолжала работать. Он сформулировал свое желание: "Пусть я спущусь вниз здрав и невредим. Что бы ни случилось, пусть я окажусь внизу, здоровый и невредимый”.
Он пожелал этого как раз вовремя, потому что его одежда, разогретая быстрым полетом по воздуху, уже затлелась. Его сбросило резким, но вполне безопасным толчком на что-то мягкое, оказавшееся кучей свежевскопанной земли. Огромная масса металла и кирпичной кладки, удивительно напоминавшая колокольню на рыночной площади, рухнула невдалеке на землю, осыпав его сором и грязью. Казалось, взорвалась огромная бомба — во все стороны брызнули обломки стен, кирпич и щебень. Летящая корова с размаху ударилась об один из больших обломков и расплющилась в лепешку”.
Что же происходит? В учебнике говорится об инерции твердых тел, что отчасти объясняет картину. Но смотрите, что происходит дальше. "Страшный вихрь бушевал между небом и землей, не давая мистеру Фодерингею приподнять голову. Откуда взялся этот ветер? Он ведь не приказывал дуть ветру!” Ясно, что когда Земля остановилась, атмосфера ее по инерции продолжала двигаться с чудовищной скоростью. "Небо и земля сотрясались от рева воды и ветра, и, заслонившись рукой, Фодерингей сквозь пыль и мокрый снег увидел при вспышке молнии надвигающуюся на него громадную стену воды”.
Откуда на городскую площадь пришла вода? Конечно, это объясняется инерцией жидкостей.
Оказывается, инерция — свойство, присущее не только твердым телам, но и всем трем состояниям тела: твердому, жидкому и газообразному!
Теперь скажите, друзья, разве этот фрагмент не самая экономная форма урока по  физике? Почему этот способ обсуждения с детьми законов природы столь полезен для их развития? — Потому что он отвечает природе детского восприятия мира.
Одна из первых попыток осмыслить проблему увлекательности предпринял Владимир Федорович Одóевским, автором не устаревающей повести "Городок в табакерке». «Ребенок не будет вас слушать, — писал он, — если вы заговорите самым систематическим путем отдельно об анатомии лошади, о механизме ее мускулов, о химическом превращении сена в кровь и тело, о лошади как движущей силе, о лошади как эстетическом предмете, — дитя — отъявленный энциклопедист; подавайте ему лошадь всю, как она есть, не дробя предмета искусственно, но представляя его в живой цельности»
Целостность восприятия обеспечивается соединением мысли и чувства в хорошей научно-популярной литературе. Так, обращение академика Александра Евгеньевича Ферсмана не только к разуму, но и к чувству юного читателя позволяет ему в полной мере использовать все разнообразие образных средств, художественных деталей, даже пейзажных описаний. Особенно он точен и самобытен в создании зримых образов минералов. Например, минерал беломорит (разновидность полевого шпата) у него — лунно-загадочный мерцающий камень, который мог родиться только у Белого моря, где вся природа проникнута белыми ночами Севера.
Нефрит у него бархатный, густо-зеленый камень мрачных саянских стремнин, который дает все оттенки листвы: от нежно-зеленых до насыщенных темных цветов. Говоря о красочном мире крымских минералов, А. Е. Ферсман разворачивает перед читателем почти осязаемую картину - одни камни, как кожа, мягкие, волокнистые, другие - удивительной красоты прозрачные кристаллы, третьи - пестрые, полосатые, как шелк или ситец.
Одухотворяет рассказы великих ученых и великих писателей о науках прежде всего яркая, неординарная личность автора, его необычное видение предмета, о котором он говорит, доверительность интонации самого рассказа.
Берегитесь подделок! Осторожно: есть немало некачественных популяризаций науки. Есть издания, содержащие научные мифы — широко распространённые, массовые заблуждения, преподносимое как научный факт. При такой популяризации научные теории, факты и события искажаются до неузнаваемости. От упрощения наука превращается в восприятии людей в нечто простое и интересное, но потерявшее первоначальный смысл.
Чтобы не ошибиться, покупайте детям только классику. «Большим источником знаний становилась научно-популярная литература. И она была хороша, когда авторами ее были настоящие ученые, наделенные к тому же писательскими способностями. Это бывает чаще, чем кажется, и книги, написанные ими, не стареют.». Эти слова принадлежат известному ученому, филологу и историку, академику Михаилу Левоновичу Гаспарову.
Кто у нас классики жанра? Их немало, и среди них нельзя не назвать (в дополнение к поименованным выше)  Айзека Азимова. В научно-популярных книгах, написанных Азимовым в основном в 60-х и 70-х годах, в доступной форме излагаются увлекательные стороны таких наук, как биология, химия, физика, математика, астрономия.
Владимир Левшин - более сорока лет работал в ведущих вузах столицы, читая лекции по высшей математике. Наиболее известны его книги для детей - «Три дня в Карликании», «Магистр Рассеянных Наук», «В лабиринте чисел». Эти книги знакомы многим родителям с детства и будут интересны и взрослым, и детям.
Увлекательную математику невозможно представить себе без книг Бориса Анастасьевича Кордемского («Математическая смекалка", Увлечь школьников математикой" и др.). Во второй половине XX в. появились замечательные книги, принадлежащих перу Мартина Гарднера. Его разнообразные математические эссе, гармонично сочетающие научную глубину и способность увлекать, приобщили миллионы людей по всему миру к точным наукам и, конечно, к математике.
Как приохотить детей к чтению? Меня спрашивают родители, как оторвать их ребят от пустых забав, от телевизора и компьютера, а привлечь к химии и математике, географии или экономике. Школа не всегда в силах справиться с этой задачей. В подавляющем большинстве случаев срабатывает проверенный способ. Взрослым надо самим заинтересоваться наукой, самим читать научно-популярные книги, научную фантастику. Необходимо наполнить жизнь в семье возгласами типа: «знаете, что я вычитала (вычитал) у Уэллса, ну, я вам скажу...», «надо же, подумать только, оказывается, невозможно было себе представить...». «Мне только сейчас стало ясным, что...». «Да! Это вам не пустые россказни!».
Надо вместе с детьми проделывать опыты, рекомендуемые М. Ильиным.
Надо, чтобы дети воочию убедились, что физика не только вокруг нас, но что она при этом дает интенсивное наслаждение родителям в процессе ее изучения.
Важно, чтобы взрослые обсуждали содержание книжечек об увлекательной науке. Ведь дети слушают не то, что им говорят, а то, что взрослые говорят друг другу. Гиблое дело напутствовать «Учись, мой сын: наука сокращает нам опыты быстротекущей жизни». Спасительное дело обсудить в присутствии детей, но без обращения к ним, с другими взрослыми, насколько помогла вам понять сложные вещи такая-то конкретная книга. Это последнее есть убедительный пример, а первое — лишь назидание.

Категорія: Педагогічна кухня | Переглядів: 880 | Додав: Управління_освіти
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]

Ми в соцмережах
       






Інформаційний партнер
Науково-педагогічна бібліотека Миколаєва

Сайти навчальних закладів

Корисні посилання






























































Управління освіти Миколаївської міської ради © 2016