Пошук


Меню сайту

Форма входу
Реєстрація
  




Радимо переглянути















   
Інші події

Конкурси для учнів

Конкурси для вчителів











Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0


Головна » 2010 » Травень » 3 » Школа: от старой к новой
18:54
Школа: от старой к новой

Гликман И.З.,

профессор Московского городского педагогического университета

Почему идея новой школы становится всё более актуальной? Конечно, не от хорошей жизни. Если отечественная школа с каждым годом всё лучше, как об этом пишут некоторые издания, посвященные проблемам образования, то зачем же стремиться к её преобразованию? «От добра добра не ищут!», — справедливо гласит мудрая русская пословица. А если потребность в преобразовании школы нарастает, и всё большее число учителей, родителей, деятелей народного образования это понимают, то значит «в нашем королевстве» что-то не так. Попытаемся разобраться, каковы основные недостатки современной школы, и определить, какие перемены сегодня необходимы.

Наша давно сложившаяся школьная система устарела. Она всё хуже готовит школьников к жизни в со­временном обществе, к обязаннос­тям гражданина, к участию в про­изводственном процессе, к самооб­разованию, к созданию семьи и воспитанию собственных детей.

Итак, чем заняты дети в совре­менной школе? Говорят: изучают основы наук. Допустим, что это так. Более того, допустим, что они делают это хорошо и дейст­вительно усваивают эти основы.

Внимание в данной статье к недостаткам, накопившимся в нашей школьной системе, вовсе не означает того, что всё в ней плохо. Среди положительных явлений последнего времени можно отметить Единый государственный экзамен, появление разных видов школ и др.

Но тогда кого мы готовим? Учёных, причём учёных сразу по многим наукам? Но вряд ли страна нуждается в том, чтобы ежегодно ряды кабинетных учё­ных пополняли миллионы выпускников школ: не знающих жизни, не умеющих общаться с людьми, плохо воспитанных и не приученных к выполнению граж­данских обязанностей2.

Кстати, целесообразно ли то, что в руководящем органе школьной системы объединены и образование, и наука? Почему «наука»? Не ориентирует ли такое объединение на подготовку школьников только или преимущественно к научной деятельности? При такой структуре министер­ства проблемы воспитания и подготовки личности к жизни в современном обществе неизбежно оказываются малозна­чащими, третьестепенными. Поэтому желательно было бы вернуться к прежнему названию руководящего органа школьной системы как «Министерства образования» и со­ответственно усилить его направленность на кардинальное улучшение школьного обучения и воспитания.

На самом деле учёных школа, конечно, тоже не готовит — она скорее готовит полузнаек. Разговорное, если не сказать болтливое наше обучение — в эпоху широкого распространения компьютерных технологий — это анахронизм.

Но дело не только в этом. Обучение в массо­вой школе построено на заучивании, вдалблива­нии в сознание детей знаний, а вовсе не на по­знании и исследовании ими окружающего мира. Кроме того, обязательный набор школьных зна­ний вырос за последние десятилетия неимовер­но. И в то же время проблеме мотивации к учению ни в школах, ни в педагогических ву­зах, как и прежде не уделяется должного вни­мания. Стоит ли удивляться, что многие школь­ники стараются избегать напряжённой познава­тельной деятельности, а то и сопротивляются обучению. Соответственно, неудовлетвори­тельны и результаты такого обучения.

В течение десятилетий, начиная с 30-х годов XX века, истинные результаты школьного обу­чения в нашей стране сверху донизу (от Ми­нистерства просвещения до школ и отдельных учителей) сознательно фальсифицировались! Учителям не разрешали ставить неудовлетвори­тельные оценки не только на выпускных но, как правило, и на годовых экзаменах в школе.

Ложь о «стопроцентной» успеваемости (изве­стная каждому учителю и выпускнику шко­лы) подрывала усилия учителей, направлен­ные на повышение качества обучения, на нравственное, патриотическое и всякое иное воспитание в школе. Ибо кто же будет верить педагогам, которые сознательно обманывают.

Когда ввели Единый государственный экзамен и проверять знания школьников стали не работ­ники тех школ, где они учились, а независимые люди, то выяснилось, что примерно 15–20% выпускников не успевают по математике, то же — по русскому языку и т.д. Сегодня уже можно определённо сказать, что, в среднем, 45–50% выпускников не успева­ют хотя бы по одному предмету.

Так учит современная массовая школа. А воспитывает ещё хуже, потому что воспитание сводится к разговорам, на­ставлениям школьников на классных ча­сах о том, как надо себя вести и как надо заботиться о процветании Родины. Но это — не воспитание. Надо пря­мо сказать: системного и гарантиро­ванного воспитания в массовой школе нет. Потому что личностные качества одними разговорами сформировать не­возможно!

Как же обеспечить надёжное воспита­ние? Мне пришлось немало лет рабо­тать над этой проблемой и практически (воспитателем в школах разного типа), и теоретически5. Я пришёл к выводу, что для надёжного воспитания школьни­ков необходимы как минимум два важ­нейших средства. Первое: организация многообразной системы жизнедеятельно­сти школьников, пронизанной теми меж­личностными отношениями, которые мы хотим закрепить как положительные ка­чества личности. Второе: создание спе­циальной, педагогизированной среды, которая будет способствовать социализа­ции и воспитанию школьника. Эта спе­циальная среда называется школьным коллективом, но не в обыденном его понимании (как совокупность детей педагогов любой школы), а в научном, макаренковском смысле этого слова.

Только такая, научно обоснованная, искусно выстроенная, направляемая и развиваемая педагогизированная среда, гарантирует нравст­венное совершенствование личности. Без таких средств массовый процесс воспи­тания невозможен.

Использует ли наша школа эти проверенные и решающие средства воспитания? Давайте посмотрим. Серьёзного труда, хотя бы в те­чение часа для каждого ученика, в школе нет, как нет чаще всего и производства. Но если мы не приучаем современных школьников к будущей трудовой жизни и производственной деятельности, то значит, мы приучаем их к безделью и потребитель­ству. Может ли быть здоровым общество, состоящее из людей, которые не умеют и не хотят работать, не умеют зарабатывать день­ги, а пытаются жить за счёт других? И мо­гут ли быть счастливыми сами эти люди? Я очень сомневаюсь.

В школе дети не получают и такого опыта, который позволяет им интересно, с пользой для себя проводить свободное время. В ре­зультате человек, который понятия не имеет о культурном досуге, заполняет свою жизнь попойками, бесконечными «разборками» в семье или суетливыми поисками «друзей» в Интернете, многочасовыми хождениями по магазинам и т.д. Разве школа не виновата в том, что её выпускники мало или совсем не читают книг, не посещают выставки, кон­церты, театры, не участвуют в научных и культурных дискуссиях и общественной жизни?

Я убеждён, что современным образователь­ным учреждениям необходим массовый ши­рокопрофильный клуб как чётко организо­ванное и самоуправляемое объединение школьников и педагогов. Интересные, увле­кательные вечера, секции, студии и кружки разнообразной культурной направленности могут дать каждому школьнику опыт обще-

ния, привить любовь к культуре и искус­ству, что даст им возможность в дальней­шем с пользой проводить свободное вре­мя. К сожалению, подобные массовые клубы в наших школах — большая ред­кость.

Ухудшение здоровья детей за время обу­чения, как это ни странно звучит, — за­старелая болезнь школы. Странно пото­му, что в школах есть медицинские каби­неты, работают медсёстры, даже врачи. Время от времени у нас проводятся кам­пании, посвящённые оздоровлению детей. Но всё это почему-то оказывается мало­эффективным.

В 1-й класс поступают 20% нездоровых детей, а 11-й заканчивают 20% здоровых!

Длительные учебные занятия, на которых школьники находятся в сидячем положе­нии, стрессы, дефицит столь необходимой для человека вообще и особенно для рас­тущего организма напряжённой физичес­кой деятельности — всё это губительно отражается на здоровье детей. Сегодня модно ухудшение здоровья объяснять экологическими проблемами. Но те моло­дые (да и немолодые) люди, которые совмещают учёбу или работу со спортив­ными занятиями, как правило, находятся в хорошей физической форме. Вот вам и экология!

Таким образом, ещё одна претензия к старой школе — вместо оздоровления детей — она ухудшает их здоровье!

Мне довелось исследовать эту проблему в экспериментальном массовом клубе старшеклассников 22-й московской школы, действовавшем много лет. Выяснилось, что функционирование такого клуба не только дало школьникам ценный опыт культурного проведения досуга, но и сплотило старшеклассников в сильный общешкольный коллектив, улучшило дисциплину детей и учебный процесс в школе, нормализовало отношения учеников с учителями и принесло немало иной пользы.

 Стиль отношений в школе нельзя назвать гуманным. Хотя о гуманистическом, человеч­ном подходе к ученикам, о необходимости со­трудничества педагогов с детьми у нас сказано и написано очень и очень много, на деле в школе преобладает авторитарный стиль от­ношений. Администраторы и педагоги указы­вают, приказывают, заставляют, а дети подчи­няются и выполняют. Такой стиль отношений губительно отражается на обучении, воспита­нии и даже на здоровье детей.

У школьника нет свободы выбора и вообще свободы. А что такое свобода? Прежде всего возможность выбора — действий, деятельнос­ти, поведения. Но всё это в школе предписано и определено заранее. Если же ученик попы­тается поступить иначе, его тут же «поставят на место» — приказом, угрозой, наказанием. Такая вот «свобода»!

Мне могут возразить, что если предоставить детям полную свободу, то они начнут нарушать дисциплину на уроках или вообще перестанут учиться. Да, так называемое «свободное воспи­тание» мы уже «проходили»! Ничего кроме ха­оса в образовании и деградации личности школьников оно не даёт.

Но и диктат со стороны учителей неизбежно приводит к подавлению личности, а значит, к со­противлению детей педагогам, развитию у школь­ников неврологических комплексов, подавленнос­ти, озлоблению, нежеланию учиться. Выход из этого противоречия, на мой взгляд, может быть только один. Детям в школе действительно необ­ходимо предоставить больше свободы. Но адми­нистрация и педагоги в работе с ними должны использовать систему побуждений и стимулов, которая обеспечит выбор деятельности, полезной для их развития и поведения. В педагогике на­коплен достаточный опыт, позволяющей в каж­дой школе использовать такую систему.

Школьное сообщество оказывает сильнейшее влияние на развитие ребёнка, подростка.

Поэтому важно, насколько разумно с точки зрения воспитательного влияния на растущего человека оно организовано. Это может быть сильный воспитываю­щий коллектив или случайная и разно­направленная совокупность (контингент, штат) учителей и учеников.

Надо признать, что в большинстве со­временных школ нет единого коллектива учеников и учителей, который мог бы стать мощным воспитательным факто­ром. Вот характерные признаки такого коллектива: единство устремлений, мно­гообразная, увлекательная и эффектив­ная совместная деятельность, сотрудни­чество, дружба и взаимные симпатии его участников, свободное обсуждение общих проблем, трудностей и путей их преодоления, единое общественное мне­ние и самоуправление.

Распространённый авторитарный стиль отношений делит школу на два не сов­сем дружественных, если не сказать враждебных, лагеря — учителей и уче­ников. О каком свободном обсуждении проблем можно говорить в этих усло­виях?

Если говорить о самоуправлении,

то его редко можно наблюдать даже у учителей, хотя в каждой школе пре­дусмотрена деятельность педсовета. Ре­альное же ученическое самоуправление сегодня — большая редкость. Если не считать, конечно, бесправных ученичес­ких комитетов и игрушечных дней са­моуправления. Почему «игрушечных»? Потому что школьникам, как правило, только раз в году дают возможность поуправлять школьными делами. Но ес­ли этот опыт оказывается весьма удач­ным (а именно так обычно и говорят), то почему школьное самоуправление не может действовать в образовательном учреждении в течение месяца, года или постоянно? Ведь всем известно, как благотворно влияет на школьное сооб­щество и на каждого ученика реальное самоуправление.

Многое в школе не только устарело, но бук­вально закаменело. Школа — очень консер­вативный институт. Преобладающий её тип пришёл к нам из Германии около двух с по­ловиной веков назад и в таком виде сущест­вует поныне. Неоднократные попытки её ре­формировать не увенчались успехом, посколь­ку не смогли преодолеть сопротивление бюро­кратической системы народного образования.

Школа не автономна. Даже самый прогрессивный педагогический коллектив мало что может изменить в своей школе, потому что всё — её структура, деятельность и т.д. предписано сверху, строго контролируется и охраняется. О какой свободе исследовательской и преобразовательной деятельности творческих учителей и директоров школ можно говорить в такой ситуации! Сложившаяся ситуация обусловлена тем, что вместо автономных школ, мудро управляемых по­ средством системы стимулов, мы имеем жё­стко управляемую административную «вер­ тикаль». Поэтому и нелегко применять в школе то новое, что разработано учёными. Ведь любое открытие связано не только с созданием принципиального нового научного или практического продукта, но и с преодолением старого подхода, устаревших взглядов или обветшавших форм и методов деятельности. Однако устаревшие методы, средства и формы учебной и воспи­тательной деятельности, которые закрепились в школе, не могут быть изменены их просто не позволят изменить.

Поэтому и связь школы с наукой имеет обычно весьма бледный и худосочный вид: вместо животворного взаимодействия мы наблюдаем в системе образования по­токи наукообразных слов о «компетентностях», «компетенциях» и бесплодные «эксперименты».

Известный учёный А.И. Савенков отметил, что чиновники от образования стремятся «к учёту всего и контролю над всеми»

Конечно, частые изменения в школе скорее вредны, чем полезны. Школа должна быть отчасти консервативна. В привычных, тра­диционных условиях легче ориентироваться ученикам и их родителям, проще работать учителям. Но до известного предела, после которого минусы консервативности начина­ют перевешивать её плюсы. И я думаю, мы как раз подошли к такому рубежу со­стояния старой, традиционной школы.

* * *

Какой же, с моей точки зрения, может и должна быть школа новая?

Новая школа — это школа жизни, а не только школа учёбы.

Прежде всего её целевой установкой, оп­ределяющей структуру и всю организацию деятельности, должна стать не узкона­правленная подготовка школьников к по­ступлению в вузы, а подготовка их к тру­ду, производственной деятельности и про­изводственным отношениям, к общению и взаимодействию в современном общест­ве, подготовка к самообразованию, к про­должению образования в будущем (может быть, и в вузе), к семейным отношениям.

Необходимо, чтобы учение в школе стало увлекательным и, безусловно, мотивирован­ным, без административного давления и ав­торитарного диктата. Конечно, и в этом случае в школе будут отстающие ученики. Но отказ от обязательной «стопроцентной успеваемости» позволит реально оценивать их знания. В том числе, станет возможным переводить в следующий класс и выпускать из школы учеников, не освоивших некото­рые школьные предметы — в дневниках и аттестатах будут стоять реальные оценки. В то же время школьник, имеющий годо­вую неудовлетворительную оценку, сможет по желанию исправить её позже. А если в аттестате выпускника будут неудовлетво­рительные оценки по отдельным предметам, то он получит право поступить — в вуз или на работу — туда, где эти оценки по этим предметам не имеют существенного значения. В то же время у него будет возмож­ность позже пересдать эти предметы. Такая си­туация оздоровит отношения между учениками и учителями, а также между преподавателями и администрацией школы, повысит мотивацию к обучению и улучшит условия учебно-воспита­тельного процесса.

К полноценной, счастливой жизни человек дол­жен быть подготовлен правильным воспитанием. Я представляю новую школу как школу, где созданы условия для основательного массо­вого и индивидуального воспитания.

Какие же изменения необходимы в школе, в первую очередь для решения этой задачи. Прежде всего — организация многообразной деятельности детей, формирующей готовность не только к продолжению обучения в вузе, но и к другим видам деятельности современного человека. Это значит: участие школьников в оп­лачиваемом производственном труде (хотя бы один или два часа в день), в различной общест­венной деятельности (в том числе участие в об­щественно-политических кампаниях, направлен­ных на решение важных социальных проблем); участие (хотя бы старшеклассников) в организа­ции своего досуга (включая многопрофильный школьный клуб); увеличение физической нагруз­ки школьников (организация спортивных заня­тий для школьников младших классов в объёме одного часа, а для подростков и старшеклассни­ков — не менее полутора часов ежедневно).

Эта многообразная деятельность детей не должна принимать привычную форму уроков во главе с учителями. Важно, чтобы к её органи­зации и руководству привлекались подростки и старшеклассники. Только в этом случае удастся создать мощный воспитывающий об­щешкольный детский коллектив и реальное самоуправление, включить большинство школь­ников в активную общественную деятельность. А увлекательная и самостоятельная деятель­ность даст новый импульс к развитию детских организаций, инициативных групп, советов и комитетов. Опыт выполнения общественных поручений, участия в собраниях, спорах и дис­куссиях, в заседаниях различных комитетов и правлений, в планировании общих дел, со­ставления отчётов о своей и коллективной ра­боте — всё это станет основой для воспитания будущего гражданина своей Родины.

Гражданское воспитание должно быть не столько словесным, сколько деятель­ным, действенным.

В новой школе должны существенно из­мениться взаимоотношения педагогов и школьников. Сотрудничество, равенст­во граждан единой школьной республики, возможность конструктивной критики не только ученика со стороны учителя, но и наоборот, взаимоуважение естествен­ным образом складываются в совместной увлекательной деятельности людей, объе­динённых общими целями и задачами.

Учитывая, что на самом деле позиции учителей и школьников разные (т.е. учителя должны учить детей и руково­дить их развитием), для построения та­ких отношения необходимо употребить некоторые педагогические механизмы. Надо использовать систему педагогиче­ского стимулирования, которая позво­лит надёжно направлять деятельность и поведение школьников в полезном для их развития направлении — без приме­нения средств авторитарного педагогиче­ского диктата. Полезно также организо­вать школьный суд чести, который, в частности, защитит каждого школьни­ка и педагога от несправедливой крити­ки, клеветы и тому подобных неприят­ностей. И неплохо было бы при необхо­димости рассматривать те или иные проблемы педагогической этики на за­седаниях педагогического совета и на производственных совещаниях учителей.

Новая школа представляется мне в зна­чительной мере автономной от многих государственных органов, имеющей права и возможности самостоятельно развивать­ся и решать свои проблемы. Сегодня школу замучили многочисленными обяза­тельными инструкциями и постоянными требованиями различных планов, отчётов и справок, работа над которыми не остав­ляет времени администрации для управле­ния учебно-воспитательным процессом. Предвижу вопрос: но как же иначе кон­тролировать работу школ?

О состоянии обучения в школе можно су­дить по результатам ЕГЭ и по итогам учас­тия школьников в предметных олимпиадах. Однако определить уровень воспитательной работы в школе сложнее. Но и здесь можно использовать некоторые показатели:

     Включены ли дети во внеурочную дея­тельность в школе?

     Организован ли в школе оплачиваемый производительный труд детей и включены ли сами школьники в его организацию? Како­вы реальные результаты этого производства?

     Действует ли массовый школьный клуб (не как место для кружков и студий, а как массовая организация и система отношений школьников)?

     Создана ли в школе система детского самоуправления?

Кроме того, качество работы школы проявля­ется в последующей жизни её выпускников. С помощью небольшого социологического ис­следования можно, например, определить коли­чество работающих выпускников этой школы, обучающихся в высших и средних специальных учебных заведениях, выпускников школы, до­бившихся значительных достижений в культуре или науке, судимых, осуждённых и т.д.

Новая школа должна получить простор для творчества и свободного развития. Управление же школой может стать более эффективным не на основе бесчисленных приказов и распо­ряжений вышестоящих органов, а прежде все­го на основе общих государственных законов, правительственных постановлений, а также экономических и других стимулов. Именно они создадут необходимые рамки для дейст­вий школьной администрации.

Говоря о том, что в отличие от старой, за­стойной, новая школа должна быть развива­ющейся, я хотел бы сделать некоторые ого­ворки. Прежде всего нельзя, чтобы реформирование школы привело к уменьшению зарплаты учителей, к повышению их на­грузки, вообще — к ухудшению условий их работы. В этом случае оно будет обре­чено на провал. Ведь задача совершенст­вования школы неразрывно связана с пер­спективным улучшением условий и ре­зультатов работы школьных учителей и воспитателей.

Кроме того, надо понимать, что реформиро­вание школы потребует дополнительного финансирования. Оно необходимо (во вся­ком случае, сначала) для организации про­изводительного труда и оплаты взрослого персонала, для организации деятельности массового школьного клуба, для строитель­ства и содержания спортивных сооружений, например школьного бассейна, и для реше­ния некоторых других проблем. Однако эти средства со временем окупятся повышением качества работы школы. Это главное. Меж­ду прочим, некоторую финансовую прибыль может дать школе правильно поставленный производительный труд учеников.

Наконец, нельзя допустить фальсификации совершенствования школы. Например, вме­сто организации в школе трудового воспи­тания — на фасаде помещают вывеску «Трудовая школа». Хотя труда в школе нет, но проблема якобы решена. Надо вве­сти в школе политехническое образова­ние — вешают табличку «Политехническая школа». Надо развивать проектную дея­тельность школьников — называют любой урок, экскурсию или спектакль, подготов­ленный учителем, «проектными». Нельзя допустить, чтобы такая серьёзная проблема, как совершенствование системы школьного образования, решалась хитрой сменой на­званий и табличек!

Задача совершенствования школы — на­зревшая, важная, действительно государ­ственная и решать её надо по-государст­венному!


Категорія: Матеріали журналу "Народное образование" | Переглядів: 985 | Додав: Управління_освіти
Всього коментарів: 2
2  
Да...Есть над чем задуматься....Учим всех и всему...А если послушать отчет каждой школы, то ещё и технологии применяем и новаторством занимаемся... да вот только от себя не убежишь...

1  
Дякую, що розмістили дану статтю. Є над чим подумати, замислитись. Звісно, з чимось погуджуюсь із автором, із чимось - ні, але думок зявилось багато.
Взагалі хочу подякувати Експертові за розділ "Роздуми за чашкой кави". Завжди чекаю з нетерпінням чергової статті.

Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]

Ми в соцмережах
       






Інформаційний партнер
Науково-педагогічна бібліотека Миколаєва

Сайти навчальних закладів

Корисні посилання






























































Управління освіти Миколаївської міської ради © 2016